САМОЕ ВРЕМЯ VI. О готовности и ответственности {s1048}
BEST TIME VI. About readiness and responsibility
автор:
Шаров-Делоне С.
Sergy Sharov-Delaunay
текст:
И вот – день Х наступил и нынешний режим рухнул. Хотя бы потому, что всякая власть, подменившая связь с реальностью на связь с медийной виртуальностью, рушится. Сколь бы величественно вертикальной она ни была. Притом чем вертикальней – тем быстрее и безвозвратнее: это пирамиду разрушить непросто (кстати, почему Советский Союз и простоял так долго, и рассыпался так постепенно), а вертикаль – в какой-то момент Х она просто рушится как приснопамятный колосс на глиняных ногах. Этот момент вы сразу заметите: на всех автострадах, ведущих во Внуково, Шереметьево и Домодедово в самый несуразный час вдруг образуются многокилометровые пробки из представительских авто с мигалками. И не надо говорить, что к этому моменту им уже некуда будет лететь – северных кореек, грудинок и тому подобных деликатесов на наш век хватит. У нас не Киев, и Дума – не Рада: в ней принимать вменяемые законы, отменять невменяемые и назначать исполняющих обязанности станет просто некому – все они знают, что замазаны по самое… ну, в общем, вам по пояс будет. И все они правильно сообразят, что шансов остаться у них не останется. Откуда и возьмутся пробки на дорогах в аэропорты.

Так что никакого варианта постепенной передачи власти, хоть убей, не просматривается. И тем, кто возьмёт власть, придётся на некоторое время оказаться в роли хунты. Потому что никакой континуитет легитимности невозможен: неоткуда её взять, её и сейчас нет. Казалось бы, в такой ситуации нужно как можно скорее эту легитимность приобретать. А ввиду отсутствия закона о престолонаследии, единственный способ обретения легитимности – выборы. Но! Я уже говорил о том, что прежде выборов надо создать избирателей. Граждан-избирателей. И хотя я и полагаю, что добраться до приемлемого уровня гражданственности можно гораздо быстрее, чем кажется (и даже предложил как), но всё равно на это нужно некоторое время – ну, хоть два-три года: люди ж должны почувствовать, что именно они владеют страной и содержат власть! – да и для того, чтобы они «твёрдо стали на путь исправления огражданствления» необходимо, чтобы кто-то принял соответствующие решения хотя бы относительно собираемых с них налогов. И, кроме пришедшей к власти хунты, сделать это по определению будет некому. Но выборы невозможно будет провести сразу же ещё и по другой причине. Понятно, что все нынешние думские партии (нет, я уж не откажу себе в удовольствии назвать их поимённо: «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ и ЛДПР) придётся запрещать сразу же. И люстрировать их активистов тоже. Хотя бы потому, что они – участники антиконституционного переворота 2011 года: никак иначе те 146-типроцентные чуровские выборы охарактеризовать невозможно. А вот теперь, положа руку на сердце – останутся ли в стране после такой гигиенической прополки партии, реально способные выставить хоть сколько-нибудь существенное количество серьёзных вменяемых кандидатов и просто-напросто провести федеральную избирательную кампанию? Только честно? Вот то-то и оно… Всем нормальным, на сегодня – находящимся вне Думы, партиям просто будет нужно время, чтобы подготовиться: собраться с силами и финансами, созвать пусть не членов партии, но сторонников, наконец-то получить трибуну и растолковать людям свои программы (а то и придумать их, в конце концов!) и так далее. Так что и с этой стороны немедленные выборы невозможны, если мы не хотим получить ни к чему не пригодный синклит самовыдвиженцев, ничем, кроме своего «революционного самосознания» не связанных и недоговороспособных депутатов–одномандатников, представляющих лишь самих себя.

У поднявшей упавшую власть хунты (сознательно использую это пользующееся дурной репутацией слово, чтобы подчеркнуть тот факт, что никакой привычной легитимности у неё не будет), так вот, у этой хунты не будет иного выбора, как некоторое – и не такое уж короткое - время действовать под градом обвинений со стороны интеллигентнейшей публики, упрекающей её в недостаточной белизне и пушистости, а по сути – в узурпации власти. И ничего с этим поделать в принципе нельзя. Да, у неё будет нулевая легитимность – и с этим ничего нельзя будет поделать. Кроме одного – в случае, если эта хунта будет действовать энергично, четко, внятно и целенаправлено, если её действия очевидным для всех (и всем доходчиво разъясняемым) образом будут вести к созданию институтов демократического и основанного на праве общества и государства, тогда у неё есть шанс заручиться хотя бы уважением и признанием. Да, этой хунте придётся взять на себя принятие тех самых неотложных решений, о которых я говорил в предыдущих статьях – больше будет просто некому. Да, это, с большой вероятностью, - роль политических камикадзе. И всем претендентам на участие в ней не стоит закрывать глаза на это деликатное обстоятельство. Конечно, всегда остаётся шанс сработать столь классно, чтобы уцелеть в политике, но, ей-Богу!, я бы на это не закладывался. А потому лучше всего (для всех: и членов хунты, и граждан) было бы, чтобы в состав хунты входили люди той нечастой породы, которые понимают как руководить и умеют это делать, но которым власть не нужна, не интересна сама по себе, которые готовы будут сделать дело – и уйти. Именно этой хунте (или сформированному ею правительству, т.е. опять же хунте) придётся принять те самые неотлагаемые решения, о которых я говорил в предыдущих статьях: и об отмене всех законов, постановлений и указов, принятых нелигитимной властью с 2012 года (то есть о возвращении страны в хоть сколько-то легитимное правовое поле), и о порядке уплаты налога на доходы физических лиц (то есть о создании механизма принудительного «огражданствления» избирателей), и о перераспределении бюджетов в регионы (то есть о сокращении роли государства и реальной федерализации страны), и о реформе в СМИ и создании общественной новостной корпорации - «клона» ВВС (т.е. о замене пропаганды информацией), и о дедлайне и новом старте пенсионной реформы, и о ликвидации ФГУПов и Госкорпораций с выходом государства из доли в уставном капитале (то есть о прекращении коммерческой активности государства - разумеется, речь идёт о принципиальных решениях, первых шагах и разработке графика сжатого по времени окончательного выхода, чтобы не просто бросить всё на полдороге!), и о…. – список неотложимых вопросов, как говорится, внушает... Именно хунте придётся разгребать авгиевы конюшни нашей судебной системы, являющейся сегодня чем угодно, только не справедливым судом. Потому что тянуть и с этим тоже совершенно невозможно: ни с незамедлительной люстрацией судебного корпуса, когда все судьи, замешанные в неправосудных решениях, должны быть уволены без права занятия судебных должностей когда бы то ни было в будущем, ни с изменением самих принципов замещения этих должностей: все должности судей впредь должны замещаться только на выборной основе (разумеется, из числа лиц с соответствующим юридическим образованием и опытом); да ещё при этом необходимо законодательно исключить возможность непосредственного избрания судьями лиц, перед выборами работавших в органах дознания и прокуратуре. Последнее ограничение не должно быть, естественно, пожизненным: работники следственых органов и прокуратуры могут избираться судьями, но только после некоторого «адаптационного» периода работы гражданскими юристами или адвокатами - не избавимся мы без этого от «обвинительного уклона», и нынешние полпроцента оправдательных приговоров так полпроцентом и останется. А ещё предстоит не просто вернуть возможность рассмотрения ряда составов преступлений присяжными, изъятую за последние годы, но надо будет быстро, не откладывая на потом, принципиально расширить круг дел, подлежащих суду присяжных, законодательно навсегда запретив изымать из него дела по особо тяжким и тяжким составам преступлений. Именно хунте придётся безотлагательно провести и реформу органов внутренних дел, разделить их на муниципальных выборных гражданами шерифов, региональную полицию и федеральные полицейские силы с чётким распределением компетенций. И аналогичным образом разделить следственные органы, проведя их принципиальную чистку. Наконец, именно этой самой пресловутой хунте придётся принять временный закон о выборах в промежуточный Парламент.

Говоря о хунте, я призываю всех быть честными с самими собой: реально иного пути выхода из массового морока фашизма не существует. И некоторое время никакие свободные выборы (не честные, а свободные!) по-настоящему невозможны – где взять свободных граждан для этих свободных выборов? Только не надо ссылаться на Германию конца 40-х годов, где вроде как выбрались из фашизма без хунты: там её роль прекрасно выполнили оккупационные власти союзников. Надеюсь, у нас режим всё же рухнет раньше, чем начнёт и проиграет войну со всем белым светом. Единственный шанс – у Петушкинского района, если он последует заветам Венедикт-Василича, объявит войну Норвегии – и немедленно капитулирует, призвав оккупационных варягов... То есть никакой окупационной армии вместо своей, доморощенной хунты не предвидится.

И все же, спустя пол-года – год (второе вернее) выборы проводить придётся. Отчётливо осознавая все риски – но придётся. Я вовсе не собираюсь противоречить сам себе и утверждать, что через полгода – год уже появится возможность для нормальных, то есть свободных и ответственных выборов. Нет, конечно! И ответственные избиратели ещё не появятся (как ни стимулируй их появление принудительным «огражданствлением», всё равно пара-тройка лет потребуется для внутренней перестройки хоть сколько-либо значительной доли избирателей), и партии ещё не наберут вес, не развернут свои структуры. Потому первый парламент не может не оказаться промежуточным и не вполне полномочным. Его, наверное, было бы правильнее назвать Учредительным Собранием или Конституционной Ассамблеей, если бы не то обстоятельство, что ему, помимо новой Конституции (или сильно новой редакции Конституции) – а есть ли возражения, что и тут нужно быстро избавляться от питательной почвы для всяких вертикалей? - придётся принимать ещё и как минимум два годовых бюджета. Так что это будет всё же несколько специфический, но Парламент. Для краткости я его дальше буду называть «Коротким Парламентом» по сроку его полномочий. Я думаю также, что это будет ещё и «малый» Парламент, поскольку я затрудняюсь вообразить, откуда найдутся почти полтысячи человек, пригодных к тому, чтобы серьёзно пересмотреть и улучшить Конституцию. Но численность здесь не принципиальна – хоть 100 человек, всё равно это переходной парламент – важнее его легитимность, полученная в результате выборов и результативность в решении узкого круга основных задач. И не надо говорить, что-де это будет столь же бесправный парламент, как нынешняя Дума! Да, явно не ему пока определять состав правительства, да, его полномочия должны быть невелики ... и принципиальны: новая или радикально обновленная Конституция и новый закон о выборах в следующий, уже полноценный Парламент – задачка не из мелких. Даже если законодательная инициатива будет исходить (а, наверняка, так и будет) всё от той же хунты. Даже если – а я, честно, не вижу иного варианта в условиях накопившегося недоверия к законодательной власти – даже если и Конституцию, и закон о выборах, и бюджеты принимать референдумом: разрабатывать их, утрясать все возникающие проблемы предстоит всё же этому «Короткому Парламенту» - больше некому. На пару лет – и это при условии, что этот Парламент будет «пахать» как проклятый! – ему забот точно хватит.

При этом уже сейчас, «пока не началось», не худо бы определиться хотя бы с вектором изменений, которые «Короткий Парламент» должен будет принять. Весь наш печальный опыт говорит о необходимости конституционных изменений, ограничивающих власть президента в пользу правительства и парламента. При этом я думаю (возможно, здесь мнения разойдутся), что чисто парламентская модель тоже не слишком удачна, или, во всяком случае, мало применима в России. Думаю, что президенту в любом случае должно быть оставлено право законодательной инициативы, а также право вето на принятые парламентом акты. При этом в случае возникновения непреодолимых разногласий между президентом и подотчетным парламенту правительством большинства, вопросы должны выноситься на референдум, а проигравшая на нём сторона уходить в отставку (в случае с парламентом – распускаться) с назначением новых выборов. Тихо надеюсь, что такая угроза несколько повысит их договороспособность. Правительство должно стать правительством парламентского большинства и должно получать в парламенте вотум доверия (при этом, наверное, всем членам правительства не обязательно быть депутатами парламента), оно должно нести всю полноту ответственности за текущую ситуацию в стране, т.е. премьер-министру должны подчиняться все, включая и министров силового блока. Представительство от регионов – у нас всё-таки очень разнообразная страна с очень разными условиями (и, соответственно, интересами граждан) – дело Совета Федерации (Сената). Вся функция сенаторов – проверка принятых Думой решений на соответствие интересам представляемых ими регионов. Не сошлись с Думой – согласительная комиссия и арбитр-президент. Это нужно хотя бы для того, чтобы избежать ситуаций, как в старом анекдоте, когда каждый по отдельности против, а все вместе – за. Сенаторов, само собой, надо избирать, а не назначать, но кому это делать – прямо избирателям или региональным заксобраниям – должны решать граждане на местах. А для того, чтобы навсегда исключить угрозу реинкарнации фашистского единообразия и хождения строем, нужно будет принять конституционное положение о невозможности изъятия центром полномочий и налогов у регионов – что-то вроде 10-й поправки к Конституции США.
А ещё… А ещё надо сделать так, чтобы именно граждане раз навсегда чувствовали, что сила и источник любой власти – это они. И что они всегда могут сами защитить свои права. От кого угодно, и от власти – в первую очередь. А для этого (ох, уже предвижу, скольких противников прямо сейчас я себе наживу!), я убеждён, что необходимо раз и навсегда застолбить в Конституции право – а на мой вкус – так и обязанность! – всех совершеннолетних, вменяемых и не состоящих на учёте в психо- и наркодиспансерах граждан на легальное владение настоящим оружием. И право на его ношение тоже. Только настоящим, а не травматическим, гораздо более опасным из-за того, что оно принципиально снижает порог ответственности. И не надо говорить, что все тут же друг друга перестреляют: при том, что Россия сегодня входит в мировую top-10 по количеству убийств на 100 000 жителей, процент преступлений, совершаемых с применением легального оружия, мизерный, а вот у настоящих преступников его, в отличие от безоружных сегодня законопослушных граждан, хоть с кашей ешь.
А еще… Или я уже в конец размечтался? А ещё надо принять нечто вроде первой поправки к Конституции США. Не выдумывая особого пути (лучше штраф за нарушение авторских прав заплатим): «Парламент не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению какой-либо религии или запрещающего свободное исповедание оной, либо ограничивающего свободу слова или печати, либо право народа мирно собираться и обращаться к правительству»… Именно так – ни одного. И никогда.

И с новым – уже постоянным – законом о выборах лучше бы в основных принципах определиться заранее. Я так думаю, что надо категорически исключить возможность избрания депутатами #неизвестнокого, неких персонажей по партийным спискам. Для этого, скорее всего, стоит перейти на вариант, близкий британскому: кандидаты во всех округах выдвигаются партиями (могут и не быть формально их членами, но тогда уж заключать с партиями обязывающие соглашения) и избираются по округам. При этом необходимо добиться максимального равенства веса голоса каждого избирателя, т.е. нарезать равные по числу избирателей округа, невзирая на административное деление. Это на выборах в Парламент. И депутаты должны представлять каждый большинство избирателей своего округа, а все вместе – российское общество.

А пока этот «Короткий Парламент» будет решать свой узкий круг задач, всё той же хунте придётся разгребать весь объём текущих проблем, относящихся к компетенции федеральной исполнительной власти. Шаг за шагом добровольно сокращая свои полномочия и за счёт ухода государства из коммерческой деятельности, и за счёт передачи всё большего объёма полномочий вниз, в регионы.

И только когда новоизбранный по постоянному, не временному закону парламент создаст правительство большинства, а хунта добровольно передаст ему все положенные прерогативы правительства, только тогда наступит черёд выбора президента. И день президентских выборов станет днём торжества и оправдания хунты. В этот день, когда новоизбранный легитимный – наконец-то! – президент вступит в должность, хунта окончательно сдаст свалившиеся на неё при обрушении нынешнего режима и присвоенные ей полномочия. А членам хунты останется только добровольно предстать перед законным судом в надежде, что проведенные спасительные для страны реформы перевесят обвинения в узурпации власти.

* * *

И напоследок - едва ли не самый болезненный вопрос: кто придёт к власти, когда нынешняя власть рухнет? Как сделать так, чтобы власть оказалась в руках «правильной» хунты, а не наследников нынешней фашистской системы и не демагогов-популистов, только и умеющих, что кричать на митингах да раздавать заведомо невыполнимые обещания всеобщего счастья? Здесь я могу высказать два соображения. Первое – и оно самое главное, принципиальное: оказаться власть может в чьих угодно руках – на то это и историческая точка бифуркации, что в ней ничего не предопределено и практически ничего не прогнозируемо, но останется она в руках тех, кто будет больше к ней готов. И интеллектуально, и морально. Кто будет готов сразу же и чётко проводить абсолютно необходимые стране реформы, а не дискутировать о путях русского либерализма (соборности, духовных скрепах и так далее – нужное подчеркнуть), не раздумывать над тем, куда идти, что же такого сделать завтра и как это скажется на электоральных перспективах. Именно поэтому я и считаю, что обсуждать, что делать после дня Х, надо сейчас, что сегодня – САМОЕ ВРЕМЯ. Чтобы в день Х уже быть готовыми. Второе – вспомогательное: я думаю, что единственным оправданием состоящих ныне при власти сислибов (я правда, уже совсем не понимаю, причём в этой устоявшейся абревиатуре «либеральность» - она, если и была когда-то, давно уже атрофировалась за невостребованностью), так вот, единственным оправданием для состоящих при нынешней власти, скажем точнее, профессионалов будет поспособствовать передаче власти вменяемой хунте. Но главное – повторю – власть достанется не тем, у кого глотка лужёнее, не тем, у кого танков больше (ни у кого их не будет особо), а тем, кто будет знать, что делать, и будет морально готов принять на себя ответственность. Я – хотя бы из чувства гуманного отношения к ним, бедолагам, – поостерёгся бы назвать это их победой. Но победой страны – это точно будет.

P.S. К сожалению, с каждым днём всё острее становится вопрос о том, сохранится ли при этом обрушении страна. Может и расколоться. Очень бы не хотелось, но тут никто из нас ничего сделать не может - бесполезно бороться с тектоникой плит. И тогда всё, что сказано, будет относиться к тому осколку, на котором власть удастся поднять. Хотел бы надеяться, что до раскола не дойдёт, но гарантий не дашь, да и шансы на раскол всё растут...
тема:
автомобиль
car, automobile

армия
army

Банда «Питерские»
Band of Petersburg

война
war

Германия
Germany

Государственная Дума
State Assembly

депутат
deputy

Единая Россия
Unified Russia

Киев
Kiev

КНДР
Korean PDR

Коммунистическая партия РФ
Communist party of RF

ЛДПР
Liberal Democratic Party of Russia

Норвегия
Norway

оружие
weapon

полицай
policeman

президент
president »

Российская Федерация
Russian Federation

Справедливая Россия
Fair Russia

СССР
USSR

танк
tank

фашисты
fascists

хунта
junta »
посвящённый предмет:
Всесвит
Vsesvit
Рейтинг@Mail.ru