ЖЕРТВОУНОШЕНИЕ {s1212}
The sacrifice carrying away
автор:
Гутмахер Т.
Tata Gutmaher
текст:
Патриарх объявил людей, выступающих против строительства церкви в Торфянке - сектантами Или всё-таки именно этот культ ближе к неоязычеству?

Инициативная группа парка Торфянка выступала против постройки храма на этой территории. Строительство новой православной церкви было запланировано в рамках программы РПЦ "200 храмов". Публичные слушания по этому поводу в 2012 проходили незаконно, местных жителей об их проведении не уведомили. Рассмотрение дела в Бабушкинском районном суде в 2014 ни к чему не привело. Когда летом 2015, несмотря на отсутствие понятного правового статуса, строительство всё же начали, конфликт перешёл в активную фазу.

Ранним утром 14 ноября 2016 правоохранительные органы задерживают 13 человек из числа инициативной группы. Не допуская адвокатов, в сопровождении спецназа, со своими понятыми, не предъявляя всех необходимых бумаг, Следственный комитет обыскивает несколько семей. Целыми семьями, включая детей и инвалидов, их везут в СК. Они подозреваются в оскорблении чувств верующих (ч. 1 ст. 148 УК). "Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершённые в целях оскорбления религиозных чувств верующих".

В квартиры силовики врывались в сопровождении съёмочной группы НТВ. Сюжет телеканала НТВ вышел под заголовком "Обыски у неоязычников".
Дано: конфликт "неоязычники" vs "оскорблённые православные".
Найти: виноватых.
Вы тоже, как и я, не сомневаетесь, что будет в результате?
Разберёмся почему.
Речь идёт о строительстве. Точнее, о постройке здания для ритуальных отправлений. В пока ещё светском государстве. Так написано в основном законе этого государства, в Конституции. Но поскольку о соблюдении закона в наших палестинах речи не идёт, законность определяется по факту оправдания, а незаконность — по факту осуждения.

Противники строительства пока не осуждены, но уже наказаны (ночным обыском, укладыванием на пол, захватом, это у них называется "жёсткое задержание", и отправлением в пенитенциарные, по сути, заведения в неурочное время) — стало быть, они неправы. Это факт.
Теперь вернёмся к причине скандала, к строительству. Вообще, надо сказать, архитектура — эта такая штука, которая по определению никогда не бывает оппозиционной. Это невозможно ни в одном обществе, ни при одном государственном устройстве. Особенно это касается культовых сооружений. Тем более, что возведенный храм всегда иллюстрирует государственную или, по крайней мере, разрешённую религию.

Кстати, позиция патриарха, которому тут некоторые православные уже предлагали написать прошение по поводу Торфянки, предельно ясна. Люди, которых он называет сектантами, не имеют права голоса и мнения. Патриарх приводит прекрасный пример использования архитектуры как маркера собственности, в данном случае государственной. Он рассказывает, как, будучи митрополитом, возвёл кафедральный собор в Калининграде. В городе, который был аннексирован и остался захваченным советским государством после 1945, его ещё заново заселили гражданами страны-победителя. Там было важно не просто переделывать под православную службу уже существующие кирхи иноверцев, было необходимо построить "наш русский православный кафедральный собор".

Логично. Ведь победители должны переделать храмы побежденных. Ровно так турки, захватив Константинополь, переделывали византийские христианские храмы в мечети. Патриарх в своей речи не стесняется, он объясняет, что это было противопоставление самой мысли о том, что город может выйти из-под российского контроля. Он твердит, что строительство было ответом на просьбы "что-то сделать" и на слухи о том, что город "продан немцам". Он говорит, что "лютеранские кирхи" — это не то, что "наша русская архитектура", и что кафедральный собор должен был стать "символом города, а значит, символом русского города". Выходит, церковь строится для того, чтобы обозначить, что "Калининграднаш". Хорошо, принимаем. Понятная позиция. В конце концов, традиционное поведение победителей, хоть и довольно архаичное.

Интересно другое. Посмотрим на события вокруг Торфянки с другой точки зрения, когда архитектура лишь повод использовать живых людей. Как использовать? Да тоже как символы. Смотрите, что вышло. Противников строительства наказали без суда и следствия. Формально — к ним прямо в квартиры явились для обыска в не очень урочное время. Затем их доставили в Следственный комитет и допросили по делу об оскорблении верующих. По факту — их уже наказали. Их лишили свободы. Их унизили. Их сделали бесправными. Их взяли в плен. Семьями. С женами и смертельно напуганными детьми. Кстати, именно пленных приносили в жертву в архаических обществах. Была, например, принята так называемая строительная жертва. Именно так в своем пределе выглядит власть и победа строителей храма над нестроителями. Что-то вроде ритуального замуровывания в основание строительства — чтоб держалось лучше и стояло дольше. Обычно приносились в жертву захваченные в плен враги. Напомним, что в основание христианской церкви тоже кладется жертва, только символическая. И это не чуждая и чужая жертва, а совсем наоборот. Это, скажем, частичка мощей христианского же мученика. Да и вообще, все христианство стоит на символическом жертвоприношении Богочеловека Христа.

Почему же перед тем, как воздвигнуть свой новый храм, нынешние православные ищут и находят жертвы? Да еще из чужих? Из нехристиан? Из тех, кого они называют неоязычниками? Справка II: Термин "неоязычество" был придуман еще в начале 1990-х Александром Дворкиным за неимением других, подходящих для описания новых верований, которые появились в постсоветском обществе. Его "Введение в сектоведение" 1998 года и "Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования" 2002 года — основные источники по современному религиозному сектантству и нативизму в постсоветской российской религиозной жизни. Интересно, что, когда он говорит о современной ситуации в России (доклад 2015 года), он упоминает такие характерные черты неоязыческих сектантских образований, которые можно отнести не только к ним, но и ко многим другим религиозным и околорелигиозным движениям, а также к государственному формальному православию. Например, интерес к национальной культуре в сочетании с поверхностным образованием или политизированность. Вроде бы сейчас приносить людей в жертву запрещено. В современных правовых системах человеческое жертвоприношение криминализировано и рассматривается как особая разновидность убийства — ритуальное убийство.

Внимание, осторожный вопрос. Является ли культ, который стремится принести в жертву своих врагов и положить если не их жизни, то их человеческое достоинство в основание своего культового сооружения, — христианством? Или все-таки именно этот культ ближе к неоязычеству? Христианство вроде бы всегда призывало "возлюбить своих врагов". По моей просьбе события вокруг Торфянки комментирует епископ Апостольской православной церкви Григорий Михнов-Вайтенко: "Заключение экспертное только одно: бред. В данный момент предложенная схема имеет форму бреда, при реальном рассмотрении у дела нет шансов дойти до стадии обвинения. Религиоведческая экспертиза не может иметь места в силу действия Конституции. Пока Конституция существует, говорить не о чем".
тема:
адвокат
lawyer

архитектура
architecture

Калининград
Kaliningrad

Кирилл
Cyril

Михнов-Вайтенко Г.
Gregory Mikhnov-Vaitenko

НТВ
NTV

Русская Кириллическая церковь
Russian Cyril's church

Следственный комитет
Committee of inquiry

судья
judge

Торфянка
Torfyanka

храм, обитель
church, monastery
посвящённый предмет:
Всесвит
Vsesvit
Рейтинг@Mail.ru