ФАРИСЕЙСКАЯ СИМФОНИЯ {s1344}
PHARISAIC SYMPHONY
автор:
Троица у амбразуры
Trinity at the opened window
Шаров-Делоне С.А.
Sergy A. Sharov-Delaunay
текст:
Скандальное дело Pussy Riot, уже принесшее власти несусветные репутационные потери и внутри страны, и в мире, со всей отчётливостью обнажило то, что и без того проступало вполне явственно: в отсутствии хотя бы минимального собственного идейного наполнения режим решил опереться на русскую православную церковь, разом апеллируя и к духовному наследию православного христианства, и к национальным культурным корням и традициям. При всех скрытых и явных опасностях такого обращения (многонациональность и поликонфессиональность страны, большая доля агностиков и атеистов после настойчивой антирелигиозной пропаганды советского времени – лишь самые очевидные из них), на первый взгляд, это могло принести режиму определённые дивиденты. Власть уже достаточно давно недвусмысленно заигрывала с православной церковью, безоглядно передавая ей храмы и иную собственность (РПЦ оказалась единственным институтом в стране, к которому был de facto применён режим пост-коммунистической реституции), включая выдающиеся культурные ценности, практически выводя церковь из-под контроля органов охраны наследия, приравнивая богословские степени к научным, вводя «Основы православной культуры» в школьный курс, препятствуя деятельности иных христианских конфессий в России, далее по списку. Режим откровенно сделал ставку на эксплуатацию того кредита доверия, который общество выдало церкви после падения коммунистического режима как «страдалице за веру», выдало, по умолчанию согласившись закрыть глаза на былое сотрудничество церкви с богоборческой советской властью. Однако, время для открытой апелляции к православию было выбрано властью до крайности неудачно. Со времени падения СССР прошло уже двадцать лет, и за «отчётный период» к РПЦ у общества накопилось множество неудобных вопросов. Здесь и знаменитое водочно-табачное дело, и полнейшее отсутствие миссионерской и катехизационной деятельности в практически агностицистской стране, доставшейся церкви от коммунистического режима, где почти никто не понимал сущности христианства, подменяя её в лучшем случае приблизительным (а порой и фантастическим) следованием формальным обрядам, и вызывающее сотрудничество многих священников с откровенными «братками», и вопиющая роскошь высшего духовенства, и чересчур рьяная активность «крепких хозяйственников» в рясах, и наезды на музеи, реставрационные мастерские и прочие культурные организации, сплошь да рядом ютившиеся в храмах – словом, при откровенном попустительстве властей формально светского государства церковь почувствовала себя вне правовых рамок, над законом и с каждым скандальным случаем её авторитет, не подпитываемый «новыми поступлениями святости» всё более подтачивался. При этом церковь до поры (во всяком случае, при патриархе Алексии) всячески самоустранялась от активного участия в социальных и политических процессах – возможно, здесь отрезвляющим моментом явился не слишком удачный опыт посредничества в 1993. И когда в середине 90-х гг. священник о. Глеб Якунин был отвержен от святительства за отказ от самоотречения от политической деятельности, общество в общем-то смолчало (мол де «Богу – Богово, а кесарю – кесарево»), тем более, что все остальные клирики выполнили указание Патриархии. Но в январе 2012 вдруг оказалось, что то, что быку недоступно – Юпитеру в самый раз: патриарх Кирилл открыто вмешался в политику, с амвона призвав паству голосовать за кандидата Владимира Путина на президентских выборах. И случилось это аккурат в тот момент, когда самая активная часть общества, возмущённая объявленной рокировкой в тандеме – плевать мы хотели и на дух Конституции, и вообще на ваше мнение - хавайте, что дают! - проснулась от спячки нулевых и решилась активно воспрепятствовать узурпации власти фашистской хунтой.
28 января 2017. Митинг в защиту Исаакиевского собора
January 28, 2017. The meeting in protection of St Isaacy cathedral

Выступление Pussy Riot, как к нему ни относись, оказалось исключительно точным ударом в солнечное сплетение. В ту самую точку, где «чёрные рясы» и «золотые погоны» (увы! слишком часто представлявшие собой «два в одном») слились в вожделенной и кажущейся им величественной симфонии. Крохотный камушек спустил лавину. Истерическая реация «симфонистов» на, казалось бы, комариный укус трёх молодых женщин, не совершивших (давайте уж будем честными до конца!) ничего святотатственного или кощунственного – не даром (в строгом соответствии с правилами) никто не стал переосвящать Храм Христа Спасителя – ни, тем более, противозаконного, как раз и продемонстрировала, что попадание было исключительно точным.

Самое главное, что выяснилось: власть может опереться не на русскую православную церковь, а исключительно на структуры РПЦ Московской патриархии. И то что первое вовсе не равно второму.

Мне уже доводилось читать мнение, что русская православная церковь внутренне расколота, что в ней есть две церкви: церковь Сергия Радонежского, Нила Сорского, митрополита Филиппа, патриарха Тихона и о.Александра Меня, с одной стороны, и церковь Иосифа Волоцкого, патриарха Никона, сергианцев и нынешнего патриарха Кирилла, с другой. Уже такое положение, будь оно истинным, вовсе не хорошо для власти: ее опора оказывалась бы треснувшей на всю глубину. Но если бы дело обстояло так! Иосиф Волоцкий или патриарх Никон могут нравиться или нет – чего у них не отнять, так это искренней, непоказной веры и страстности. Можно считать, что они вели церковь не туда – но за такими яростными пастырями шли очень многие, и далеко не только по принуждению! На самом же деле, как мне представляется, проступающая сквозь батальный дым картина намного сложнее и безрадостнее, и для самой церкви, и для общества (для верующих, в особенности), наконец, и для власти, решившей сделать из РПЦ опору престолу.Так на что же оперлась нынешняя власть, сколь монолитна и надежна ее опора и может ли она духовно и идейно окормить эту пустотелую власть?

И государство, и сама РПЦ очень постарались на ниве «суверенизации» русского православия. Достаточно сказать, что ни с Константинопольской церковью, ни с Грузинской (не говорю уже о Украинской автокефальной или Эстонской) у РПЦ практически нет никаких – не то что братских! – отношений. По сути с ними РПЦ находится в состоянии разрыва. Что уж там говорить о католиках , а тем более протестантах – эти-то не только не братья и сестры во Христе, а враги куда более ненавидимые, нежели любые атеисты или боевики Талибана! Ситуация вполне понятная: слившись в тесные объятия с властью «суверенной демократии», РПЦ отчетливо встала на патриархально-имперскую позицию. «Каноническая территория» РПЦ – этот антипод Святой Вселенской Апостольской церкви, не ведающей земных границ – был измышлен с целью смахнуть всех конкурентов, могущих посягнуть на умы и души «крепостных хрестьян», которыми, как полагает РПЦ, она владеет с потрохами по определению.

Но эта «суверенизация» и агрессивная «посконная ортодоксия» не прошли даром – они выпустили внутрицерковного джина национализма, воинствующего анти-инославия и полного отвержения Христовых заповедей. В довершение картины – откровения протоиерея Всеволода Чаплина, не имеющие ничего общего не то что с православием – с христианством вообще! В представлении официозного протоиерея – все же председателя отдела РПЦ по взаимодействию именно с обществом! – Господь выступает едва ли не неким Кетцалькоатлем, если не требующим кровавых человеческих жертвоприношений (пока?), то, по меньшей мере, относящимся к ним благосклонно. И ни патриарх Кирилл, ни Священный Синод РПЦ, ни Высший церковный совет РПЦ не нашли слов осуждения этой позиции. То есть солидаризовались с ней по умолчанию.Тут под горячую руку попали кто ни попади: и католики, и протестанты (ну, против такого РПЦ и не возражала), мусульмане (с этими у РПЦ сложные, но в целом неплохие отношения) и, само собой, иудеи.

Не могу не сослаться на одну более чем показательную дискуссию в интернете. Один из участников самым решительным образом выступил против контактов с евреями (я так и не сумел понять, имел ли он в виду национальность или вероисповедание, кажется, он их сам не слишком различал). На мой невинный вопрос, как же это вяжется со знаменитым высказыванием апостола Павла «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос!» (Кол.3.11), я получил впечатляющий ответ (передаю его с сохранением орфографии и пунктуации): «Вы с луны свалились? Русские православные каноны, и точка. Никаких Павлов, в части иудеев. Пока не обратился к Христу он порядком начудил, и не все допонял. И Исуса трижды продал до крика петухов, даже уже обратившись. К тому же только он один, единственный, именно передавая слова Исуса, это сказал об иудеях - ни один апостол, кроме него. Так что, опираясь на то, что сказал именно Иисус, об этой конкретной фразе, не подтвержденной как фраза именно Исуса, ни одним другим апостолом Иисуса, забыли. Соборы его исправили, и церковь живет по соборам. Точка.». Здесь очень хочется, говоря словами Марка Твена, «опустить занавес милосердия над этой сценой» (если помните, сказанное резюмирует блистательный ответ Тома Сойера на вопрос об именах первых апостолов: «Давид и Голиаф!»), но я предпочту выставить себя распоследней занудой, и ответ подробно прокомментирую. Автор этого поста, как бы такое ни показалось неожиданным, вовсе не полный профан в церковных вопросах: по ходу дискуссии им были выложены постановления соборов, даны отсылки – и точные отсылки - на целый ряд внутрицерковных документов. Но при этом он если и читал Новый Завет, то очень давно, явно по диагонали и без особого разумения: как понятно, Христа трижды предал (все же не продал – это к Иуде) прежде петухов все-таки не Павел, а Петр, что, впрочем, не помешало Христу, заранее знавшем о слабости Петра, именно к нему, обыгрывая этимологию греческого имени ученика (?????? – «камень»), обратиться со словами: «Ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою» (Мф.16.18); а о том, что, кроме гонений на первых христиан, «учудил» Савл (еще не Павел) до обращения, похоже, известно только автору. Да, автор прав, что ни сам Иисус, и ни один другой апостол ничего подобного Павловым словам об иудеях не говорили. Но – и об этом ревнитель русских православных канонов, очевидно, даже не догадывается! – только потому, что и сам Христос, и все остальные апостолы и сами были иудеями, и проповедовали исключительно среди них. И что кабы не Павел, с огромным трудом вырвавший Христову проповедь из узкого иудейского мирка, никаких столь любезных его сердцу «русских православных канонов» (как, впрочем, и католических, и протестантских) в природе бы не существовало! Равно как ему, автору поста, без сомнений, невдомек, что никакой собор не может «забыть» или «исправить» Послание апостола Павла, включенное в канонический текст Нового Завета и признанное богодухновенным. Ровно так же, как, видимо, неизвестно ревнителю традиций о той страстной и далеко не бескровной дискуссии между никонианами и сторонниками старой веры, которая разворачивалась в XVII в. вокруг того, как надо писать имя: Иисус или Исус – защитнику «канонов» все едино... Выше я аттестовал автора как далеко не профана в церковных вопросах. Но в том то и дело, что в церковных! А вот к христианству, к вере Христовой он не имеет никакого отношения, хотя бы потому, что понятия о ней не имеет! Все это напоминает старый анекдот о том, что большевики видели Ленина живым, а коммунисты в гробу его видели… Казалось бы, не стоит придавать столь большого значения благоглупостям завсегдатая фейсбучных страниц. Но вот ведь незадача: служители и прихожане кафедрального собора РПЦ – Храма Христа Спасителя, 15 августа вызывали полицию, чтобы разогнать участников акции в поддержку Pussy Riot на ступенях храма, объясняя прилетевшему наряду, что протестующие держали в руках «непотребные слова» - этими словами, складывавшимися из отдельных букв в руках протестантов, были «Блаженны милостивые». «Непотребность» Нагорной проповеди Христовой, в которой содержится едва ли не квинтессенция христианства, кабы не круче «исправленного» апостола Павла! Все решения соборов – даже столь фундаментальные для христианства, как никео-цареградский Символ Веры («Верую во Единого Бога Отца, Вседержителя…») – суть все-таки внешняя оболочка, защищающая, охраняющая внутреннее содержание: Заповеди Христовы, его Благую Весть (дословно - ????????? – «Евангелие») людям. Все соборные решения составлены вполне земными людьми (хотя многие из авторов и были позже признаны церковью святыми) и не считаются богодухновенными и равными по значимости текстам Нового Завета. И сама Православная церковь считает, что они могут быть отменены новым Вселенским собором. Наконец, что совершенно естественно для столь ранних правил, но придает особую остроту заявлениям ревнителей благочестия, многие из правил этих самых Вселенских соборов самой же православной церковью ныне не исполняются, не будучи формально отмененными. И речь даже не о недопустимости общения с иудеями, на которое часто напирают, а о гораздо более прозаических вещах. Например, согласно соборным правилам, в церкви во время службы могут петь только певчие – а сегодня по уже давней традиции и «Верую», и «Отче наш», и «Богородицу» поют хором все, находящиеся в храме.

В итоге мы имеем совершенно патологическую картину: есть структура РПЦ, тесно связанная с фашистской властью, опирающаяся как на люмпенизированный слой околоцерковного люда, воспринимающего храмы как своего рода богадельни, так и на некоторую часть ортодоксальных «обрядоверцев», как правило начитанных в молитвах, душеспасительной литературе и церковных правилах и слепо следующих за указаниями таких же как они батюшек, тоже не имеющих ни малейшего представления о христианстве, людей, до которых Благая весть так и не достучалась. Это собственно клиентела РПЦ. О них и их пастырях говорил Иисус: «Зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?... Но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф.15.3, 9). Эти люди, конечно, вряд ли пойдут убивать и громить, но не пустить в храм женщину даже в строгом брючном костюме или мужчину в длинных шортах для них самое святое. Большинство из них до мозга костей суеверны и им невдомек, что суеверие и Вера Христова суть «две вещи несовместные» еще более, чем гений и злодейство! Ставший мгновенно знаменитым «валаамский поцелуй» игумена Мефодия столь явственно напомнил о языческом обожествлении цесаря, что даже в язвительном и скором на слова интернет-сообществе удостоился только полных «чувства глубокого остолбенения» восклицательный знаков в комментах. Этот слой людей, сплотившийся вокруг структур Патриархии, идеален как про-властный электорат (беда для власти, что его считанные проценты), но как идейная опора он равен нулю за отсутствием самих идей. Рядом с ними – но именно рядом, а не вместе - есть некий слой совершенно черносотенных «правоверных». Процитированный мною выше автор, столь рьяно стоящий за «русские православные каноны», одновременно на чем свет стоит клянет не только евреев, но и патриарха и все руководство РПЦ. И он не одинок. Вот еще один вполне себе показательный образчик того же рода, взятый с сайта «Москва- 3 Рим» (опять сохраняю орфографию подлинника): «Евреи все никак не успокоятся. Мало того, что распиарили свой «пуси риот» на всю жодоиевропу, они вкупе с руководством РПЦ пытаются создать целое движение осквернителей святынь, которое активно разрастается по всему миру…». Я сейчас даже не об антисемитизме, я об обвинительном пассаже: «вкупе с руководством РПЦ». Признаюсь, я не знаю, какие святыни призывает осквернять руководство РПЦ, удивительно другое – почему оно ни иска о клевете не подало, ни призвало Следственный комитет для расследования инвектив в свой адрес. У этого круга с идеями не густо: она одна, и прямая как и мозговая извилина. Но даже и эта идея противопоставлена РПЦ, у которой их пытается начерпать власть.Куда как богаче с идеями у той части духовенства и паствы, которую я бы осмелился наименовать «новыми староверами». Как правило, это стойкие и честные люди, твердо стоящие на очень архаичных позициях. Для них весь XX век (если не три последних столетия) не то чтобы пролетели мимо, но исполнены бесовских наваждений и отступлений от правильной веры. Они строго и честно неприемлют ни роскошество высшего духовенства, ни его ГэБешные связи, осуждают внутрицерковные пороки и коленопреклонность пред властью – и они же не приемлют экуменизм ни в какой его форме, для них (и они этого не скрывают) роднее старообрядцы и та часть Русской Зарубежной церкви, что не пошла на союз с РПЦ, требуя от последней покаяния и самоочищения от грехов сергианства и контактов с иными конфессиями. Для них же ИНН – число зверя. Среди них, как и везде, есть свои «городские сумасшедшие», но много людей думающих и надежных. Только вот думающих категориями plus-quam-perfect. Верные идее единства церкви, они долго молчали – но вот, прорвало: три священника Ижевской епархии в открытом письме патриарху отказались поминать его в молитвах за здравие, обвинив в отступлении от веры. И даже если власть, апеллируя к РПЦ, хотела бы опереться на их архи-консервативные идеи, она этого не может сделать, потому как эти люди отказали РПЦ.

С другой стороны стоят «церковные диссиденты». В прямом смысле слова «disсidentis» - «решающий», т.е. думающий и самостоятельно принимающий решения. Это церковные интеллектуалы разной степени радикальности: от дьякона Андрея Кураева и о.Александра Борисова до о.Вячеслава Винникова, о.Павла Адельгейма и сотрудника Института перевода Библии Родиона Попова. Это те люди, для которых страстный призыв прп. Нила Сорского: «Обыщите внутрь сокровенная своя!» не остался гласом вопиющего в пустыне. Этим людям можно только посочувствовать: они, без всяких сомнений, истово верующие христиане и чада русской православной церкви, тесно связанные с ней тысячами кровных связей. Для них действия Патриархии отзываются глубокой болью и воспринимаются «бременем предательства духовных основ христианства, которое всё более отягощает РПЦ» (Р.Попов). У этих честных людей, как видно уже сегодня, остаются два пути: путь внутренней эмиграции, замыкания в рамках своих приходов вокруг достойных священников или путь разрыва с РПЦ. Возвращаясь же к нашей теме, стоит ли говорить, что их идеи страшны для фашистской власти.Наконец, есть еще очень немалый слой тех, кого я назвал бы «христианами Евангелий». Это те, кто сами пришли к вере, кто читал Г.К.Честертона и К.С.Льюиса не меньше А.Бердяева, о.А.Меня или С.С.Аверинцева, те, к чьим взглядам и чьей вере в значительной степени относится честертоновское определение «просто христианство». Эта часть верующих – и искренне верующих людей – как и «церковные диссиденты» знают и понимают христианство едва ли не лучше подавляющей части православного священства. Они сами через церковную проповедь или самостоятельно «деланием души» избрали путь, вдохновленный «идеалами Нагорной проповеди, образом Сына Человеческого и идеей "Imitatio Christi"» (Р.Попов), для них Христовы Истина и Любовь стали универсальными и неотменимыми «пробниками», критериями самооценки и достойности человеческих поступков. В подавляющем своем большинстве эти люди относились к Русской православной церкви со смиренным пониманием и снисходительностью к ее недостаткам и слабостям. Но шаг за шагом на протяжении последнего десятилетия их все более и более, мягко говоря, смущали действия церковной иерархии: ее далеко не здоровый консерватизм, нежелание разговаривать с людьми на волнующие, больные для прихожан темы понятным и простым языком, обрядоверие и отношение к реликвиям, граничащее с идолопоклонством. Они все реже посещали храмы, и ревнители правил все с большим основанием отказывали им в православности – беда лишь в том, что вкупе с «диссидентами» внутри церкви именно они являются частью интеллектуальной элиты нации и без их причастности церковь быстро маргинализируется. А уж идейных противников нынешней власти в этом кругу, почитай, что все незабвенные 146%!

Дело Pussy Riot легло водоразделом. Оно раскололо верующих: при всех различиях в оценке собственно поступка трех девушек, вместе со всем обществом верующие разделились на два лагеря – кары и милосердия.Почему же Pussy Riot до такой степени больно задели и фашистскую власть, и РПЦ? Именно потому, что они выступили, выкрикнули свою молитву против их ФАРИСЕЙСКОЙ СИМФОНИИ. Они попали в самую болезненную точку. И ни фашистская власть, ни слившаяся с нею в объятьях власть церковная им этого не простила.Увы, РПЦ как структура оказалась на стороне карательного фашистского государства. Отринувши заповедь любви, верхушка РПЦ уподобилась фарисеям Евангелий. И тут же обнаружилось, что за исключением собственно церковной клиентеллы за патриархатом никого и нет. И главное – нет той идеи, той сущности, которой пустотелая власть уповала наполнить себя. РПЦ и христианство разошлись – и поставила верующих перед тяжким выбором между церковью и Господом. Собственно именно перед таким выбором сам Христос ставил иудеев: идти за Ним, войти Им в Дверь Благодати, или остаться с фарисеями и саддукеями, формально исполняющими закон, и с теми, кто слепо следовал за ними. Фарисейство плохо даже не тем, что оно придает излишнюю значимость обряду, правилу и жесту, а тем, что оно выхолащивает, умертвляет все, кроме обрядов и правил. Для него вроде как существует закон (зачастую, просто привычка или традиция), а вот Благодати не существует. «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, ибо затворяете Царство Небесное человекам;. ибо и сами не входите, и хотящих войти не допускаете» (Мф.23.13). Такая церковь очень удобна власти – беда в том, что она для власти даже не просто бессмысленна. Она опасна. Это еше одна пустотелая оболочка. А даже две оболочки не заполняют объем.

«Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23.38).
тема:
Алексий II
Alexis II

Кафедральный соборный храм Христа Спасителя
Cathedral of Christ the Saviour

Кирилл
Cyril

Конституция Российской Федерации
Constitution of RF

музей
museum

Пусси Райот
Pussy Riot

Путин В.В.
Vladimir V. Putin

Российская Федерация
Russian Federation

Русская Православная церковь
Russian Orthodox church

священник
priest

СССР
USSR

фашисты
fascists

храм, обитель
church, monastery

хунта
junta

Якунин Г.
Gleb Yakunin »
посвящённый предмет:
Всесвит
Vsesvit
Рейтинг@Mail.ru