Суд над Ириной Яценко
The trial of Irene Yatsenko
*
история:
27 января 2016. Суд над Ириной Яценко
January 27, 2016. The trial of Irene Yatsenko
27 января 2016. Суд над Ириной Яценко
January 27, 2016. The trial of Irene Yatsenko facebook.com

Эдуард Молчанов:
9 января 2016, в разгар новогодне-рожденственско-крещенского веселья, когда полагалось пить шампанское, молиться и нырять в прорубь, Ирина Яценко, вопреки народной традиции и в состоянии недопустимой трезвости, вышла на Манежную площадь и подняла преступный плакат «Избавьтесь от страха – и обретёте свободу!». Вокруг неё совершенно свободно прыгают и танцуют в обнимку с Дедами Морозами и Снегурочками миряне, лишённые какого-либо страха, как то и полагается на пиру во время чумы.
А она… Начиталась конституций всяких о правах человека и правилах их использования. Консервативное мышление, отстала от жизни. Конституция давно отменена, пронзённая вертикальным копьём власти как раз в области статьи, разглагольствующей о правах человека. Где вы видели этого человека? У нас нет человека, у нас есть государство, организованное суверенной демократией, а не конституцией. Следовать конституции значить совершать преступление. А за преступление полагается наказание.

И вот суд. Судья Булгакова Елена Михайловна отлично вызубрила политическую грамматику в разделе «Пунктуация» и не сомневалась, где надо поставить запятую в формуле приговора «казнить нельзя помиловать». По этой причине отказала использовать фото- и видеоматериалы для выяснения, по словам адвоката, объективных обстоятельств задержания Ирины Яценко группой захвата в количестве взвода омоновцев. Отказано было и в привлечении свидетелей, что задело лично меня, тоже консерватора, который приготовил такой обвинительный спич в адрес нанизанной на вертикаль власти полиции, и на тебе… Ведь я больше привык сидеть на скамье обвиняемых, а вот в роли свидетеля впервые – такой мог быть случай поиграть с судьёй в словесную чехарду. Жалко.

Ира спокойным ровным голосом повествует о событиях на Манежке. Словно детективную сказку рассказывает ребенку в постели.
Судья то ли заслушалась, то ли уснула, усыплённая речитативом Иры. Мол, стою с плакатом, никого не трогаю, а трогают меня всякие нехорошие люди, обращаются ко мне словами, не предусмотренными в словаре Ожигова, я прошу защиты у полиции, но полиция как назло отсутствует, видимо, совершает групповое ныряние в прорубь, вижу, повязали моего единоверца Марка Гальперина, который мирно беседовал с мирянами, мне говорят, сворачивай плакат, пойдём выручать Марка, я сворачиваю, но, похоже, недостаточно усердно, так как ко мне подходят дяди в пятнистой одежде, натянутой на широкие плечи, и отводят в автобус с решётками. Не виноватая я.

Судья вынырнула из коматозного состояния и попросила адвоката Безниско Олега Дмитриевича рассказать ей его сказку. Адвокат, известный сказочник в правозащитной среде, сочинил ей выдумку с неожиданным финалом. Мол, срок заседания суда был назначен в момент задержания обвиняемой в преступлении и объявлен ей, что противоречит закону, согласно которому материалы дела должны быть переданы в суд для ознакомления, и только судья определяет время и дату заседания. А поскольку материалы были переданы в суд только на следующий день, то он, адвокат, подозревает сговор полиции и суда, что позволяет ему, адвокату, с чем согласна и обвиняемая в преступлении, высказать недоверие судье.

Судья, прекрасно владеющая правилами орфографии, которые она, к тому же, накануне повторила, консультируясь с председателем суда, отказалась высказать себе недоверие и предложила адвокату продолжать свои небылицы в духе «Тысячи и одной ночи». О, адвокат обладал великолепным талантом фантазёра. Он доверительно сообщил Елене Михайловне о фальшивых подписях в протоколах, лишённых расшифровки, о подписях отсутствующих в момент составления протоколов понятых, о подозрительной непохожести составляющих протокол на тех, кто задерживал Иру, о поразительном словесном совпадении формулировок причины задержания преступницы, явно списанных с рекомендуемого формуляра МВД… И уж совсем разойдясь, деликатно попросил судью объяснить, где те три плаката, которые держала то ли Ира Яценко, изображая многорукую Лакши, то ли «два-три человека», как записано в протоколе, и где эти полтора человека, почему не сидят, как преступники, рядом с преступницей. А в конец совсем разошелся. Громогласно потребовал посадить на скамью подсудимых полицейских, сфабриковавших это дело, предъявив им уголовную статью.

Мне показалось, что Елена Михайловна засомневалась в своих орфографических познаниях, потому что долго отсутствовала, прежде чем поставить запятую. Подозреваю, консультировалась с кафедрой политического русского языка. Профессора кафедры подсказали, пожурив её за безграмотность, и она, вдохновлённая высшими авторитетами, произнесла стыдливым шёпотом, поставив нас на ноги:

КАЗНИТЬ, НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ!

Запятая, стоимостью в 10 000 рублей, нашла своё место.

P.S. Господа, я не стал описывать фактологию наших судов – вам она известна не хуже меня. Я прибег к иронии, чтобы вызвать у вас улыбку. Не тратьте время, не участвуйте в этих постановочных спектаклях, в которых предусмотрен единственный финал – невинный виновен, преступник оправдан. Ирония помогает сохранить наши небольшие силы, пока мы накопим их в достаточном количестве.

И еще. Берегите Иру Яценко. Её дебют в театре имени Кафки может обернуться для неё бедой. Её надо сдерживать. Ира - цельный человек, она не любит кухонные разговоры, к чему мы порой склонны, она человек действия и дела. Я наблюдал за ней, как она оттирает нодовцев, предупреждая скандал, в то время, как мы заняты болтовнёй; как она молча, заполняя возникающую паузу, вынимает заготовленный плакат и становится на вахту, посуровев лицом. Её мужество лишено театральности, подчёркнутости, демонстративности. На посту она превращается в механизм, которому чужд страх. Так давайте будем страшиться вместо неё за неё. Ей ещё не ведома потенция зла, и, дай бог, оно не коснется её.
Ирина Яценко:
Каждый суслик в поле агроном
27 января 2016 в Тверском районном суде состоялось заседание, на котором рассматривалось моё задержание во время проведения политической акции на Манежной площади. Результат ожидаем: суд признал меня виновной в нарушении установленного порядка проведения публичного мероприятия (по пятой части статьи 20.2 КоАП) и оштрафовал на 10 тысяч рублей.

Долго не могла придумать, что можно написать по этому поводу... Пересказ этого фарса бессмысленен - да, для меня это действо было новым и весьма познавательным. Но для моих друзей и единомышленников, которых по этой статье задерживали уже не один раз, все это уже пройденный этап. И вся дискуссия сейчас для них сводится к одному: платить мне штраф или нет.

Я могла бы перечислить законы и стать, которые были нарушены при моем задержании - начиная со статьи 31 Конституции РФ, заканчивая актами Венецианской комиссии по правам человека. Но, опять-таки, кому кроме нас в нашей стране это интересно?

Потом поняла, что лично для меня стало в судебном процессе самым возмутительным. И именно об этом я хочу написать.

На судебный процесс пришли многие мои друзья, и в качестве свидетелей (которых судья, конечно же, не посчитала нужным опросить), и просто для моральной поддержки. И, конечно же, многие из них фотографировали всю нашу толпу не только возле здания суда, но и в коридоре. И, конечно же, судебный пристав-исполнитель в соответствии со всей важностью роли наделённого властью маленького человека запрещал нам это делать.

Здесь должна сделать отступление. Впервые с запретом снимать в коридоре суда столкнулась, когда присутствовала на аналогичном процессе Ольги Мазуровой, который был около месяца назад в этом же Тверском суде. Её тогда судили за прогулку с Конституцией 12 декабря 2015 года. Тогда приставы несколько раз грозились протоколами за фотографии на телефон в коридоре. Правил поведения в суде на тот момент я не знала, поэтому старалась особо не светиться. Но моё обостренное чувство справедливости говорило мне, что пристав не имеет права запрещать мне фотографировать в коридоре суда.
Уже потом, подробно изучив этот вопрос, я поняла, что моё внутреннее возмущение было абсолютно оправданным, и написала на эту тему подробный пост с ссылками на законы.

Так вот. Пока судья периодически совещалась сама с собой, мы, разумеется, фотографировали друг друга, и когда это увидел пристав, начал грозить нам превентивными мерами, я возмутилась. Вести съемку в коридоре суда не запрещено! А, значит, можно. Разумеется, у пристава свои мысли на этот счёт. Начался возмущённый галдёж, который прервал Олег Дмитриевич Безниско.

Олег Дмитриевич - великолепный, не побоюсь этого слова, крутой правозащитник. Отдельное ему спасибо за помощь в суде. Как истинный юрист и защитник Олег Дмитриевич объяснил нам, что на входе у здание суда, напротив рамки висит бумажка, на которой написаны Правила поведения в здании суда, подписанные председателем Тверского районного суда. И одним из пунктов этих правил как раз-таки и является пункт, запрещающий вести съёмку в здании суда без специального разрешения на то председателя суда. Сфотографировать эти правила не смогла по уже обозначенной причине...

Так вот Олег Дмитриевич разъяснил, что да, председатель суда нарушает закон, запрещая в здании суда съемку. Да, мы можем на него пожаловаться в вышестоящую инстанцию: председателю Мосгорсуда. Но там тоже висит такая же бумажка, и председатель Мосгорсуда так же нарушает закон.

Мы посмеялись и решили не нервировать пристава. Конечно, фотографировать не перестали, но делали это так, чтобы он не видел.

И в связи со всей этой историей мне не даёт покоя одна мысль. Ведь пристав наверняка знает, что исполняя заведомо незаконное распоряжение председателя суда, он тем самым сам становится нарушителем. И ведь казалось бы, такая мелочь - съемка в коридоре суд! Но послушайте! Вся наша жизнь складывается из подобных мелочей! Сегодня пристав в суде, наделённый определенными властными полномочиями, запрещает фотографировать в коридоре, не имея на то никаких законных оснований, а завтра полицейские незаконно задерживают человека с плакатом против произвола полиции и коррупции властей...

Все начинается с мелочей. И судебный пристав-исполнитель всего лишь маленький человек, который со всем рвением своего рабского сознания готов прессовать того, кто будет спорить с решением вожака.

С другой стороны - судья. Лицо, наделённое судебной властью. Призванное вершить правосудие. Следить за соблюдением законности и правопорядка. Лицо независимое и подчиняющееся только Конституции и другим законодательным актам. Понимаете, да, к чему я клоню?..
Вот судья - как раз-таки лицо, имеющее все полномочия для того, чтобы принимать независимое решение, основанное на фактах, а не на домыслах. Но почему же тогда у судьи, зачитывающей обвинительное заключение, так дрожит голос? и почему так дрожат листы в её руках? Она тоже суслик? Маленький человек, как и пристав?
А кто же тогда агроном?.. facebook.com
место:
Москва
Moscow »
плакат
placard
Нет войне!

Позор судье Булгаковой! Тверской суд

Україна
тема:
9 января 2016. Пикет за смену власти
January 9, 2016. The picket for change of authority

Артигулас А.
Arthur Artigoulas

Болдырева И.
Irene Boldyreva »

Булгакова Е.М.
Helen M. Bulgakova »

Захарова Е.
Helen Zakharova

Иванова Н.Е.
Natalia E. Ivanova

Мазурова О.
Olga Mazurova »

Молчанов Э.
Edward Molchanov »

Москва против Путина
Moscow against Putin
хронология:
chronology:

Натапова М.
Marina Natapova

Никитин А.
Alexander Nikitin »

Пудрик Л.
Lyudmila Pudrik

Цветков В.
Vadim Tsvetkov »

Шишкин Д.
Demetry Shishkin »

Яценко И.
Irene Yatsenko »
посвящённый предмет:
Всесвит
Vsesvit
Рейтинг@Mail.ru