Пикет за смену власти
The picket for change of authority
*
история:
29 октября 2016. Пикет за смену власти
October 29, 2016. The picket for change of authority
29 октября 2016. Пикет за смену власти
October 29, 2016. The picket for change of authority facebook.com

Эдуард Молчанов:
Пикеты на Манежке приобрели шаблонный характер, и мне, возомнившему себя свидетелем истории, невольно приходится повторяться. Кружат, как на Булгаковском балу, Ленин, Сталин, царь и царица, наряженные в реквизит ФСБшного театра, а может, выползшие, учуяв время, из гробов. Под визг гармошки и гиканье баб неумолчно воспевает славу Путину пилоточно-гимнастерский ансамбль, отрабатывая почасовой оклад, по признанию одного из нодовцев, заполонивших пространство вокруг нас. Не прерывает видеосъёмку наших физиономий и плакатов эшник, повергая меня в изумление ёмкостью батареи в его камере. Объясняю для забывчивых: НОД – национально освободительное движение, коротко, нацисты; «эшник» - сотрудник Центра «Э» по борьбе с экстремизмом, то есть с нами, да и с вами, которые, сидя в кресле, разглядывают мои фотографии – вы уже на учёте, коль осмелились открыть мою ссылку. На крыше Исторического музея вышагивает ФСОшник (служба охраны Кремля). Увидев мою задранную голову, спрятался за архитектурный зубец. Полиция требует документы у пикетчиков, неумело пользуясь мобильниками при съёмке текстов плакатов.

Подполковник, явно раздражённый тем, что я крупным планом снимаю его, потребовал у меня документы. Я вынужден повторить свой монолог, не взирая на то, что вы ознакомились с ним в предыдузей публикации. Разница в том, что в прошлый раз я атаковал капитана, похоже, не глупого человека, в этот раз я вынужден был защищаться от подполковника. А вам, как и мне, известно: чем выше звание, тем легче определить состав мозгов его носителя, учитывая принцип неестественного отбора туда, на верх, куда вам доступ заказан при наличии у вас совести.

Почти цитирую монолог, не прибегая к кавычкам из-за этого «почти».
Подполковник, я не намерен представляться вам, поскольку не собираюсь к вам в гости. Согласно «Закону о полиции», предусматривающего четыре пункта, наделяющих полицию правом проверки документов гражданина, я не соответствую ни одному из них, и у вас нет оснований требовать у меня паспорт. Более того, вы нарушаете 31-ю статью Конституции, требуя у пикетчиков документы, что не оговорено правилами проведения пикетов.

Согласен, коряво, но попробуйте в спешки говорить юридическим языком, тем более, я его не знаю. Подполковник отошёл в сторонку и стал общаться с кем-то по мобильнику. Подъехал автозак, выполз ОМОН. Ну, всё, думаю, повяжут, и пропали мои анализы, которые я коллекционировал целый месяц, готовясь к операции. Их срок годности закончится, и 1-я Градская отправит меня всё начинать сначала: сканировать череп, писать в бутылочку, подставлять тело вампирам в белых халатах, ездить по каким-то филиалам, в которых имеется соответствующее оборудование, не соответствующее нашей поликлинике…

Не повязали. Конечно, подполковник понимает, что валяет дурака. Но приказ ФСБ, святейшего органа власти, - превыше Конституции, и о неё можно вытереть ноги. Страна управляется приказами по вертикали, а не законами. Сказано: «Крым наш!», - так и стало. Где-то тут валялось международное право, подайте его сюда вытереть сапоги, на которых налипла какая-то зелёная грязь в Крыму. Приказано в нашей изоляции винить Обаму, который, сукин сын, не пошёл в ногу с нашей экономикой и увлёк за собой хилую Европу, зато мы по-прежнему шагаем в ногу с… самими собой.

Между тем, балаган на площади набирает кульминационную силу. «Россия, свобода, Путин!» трелью возносится к небу, согласуясь с гласом Божьим в призыве спасти Россию от либерализма, демократии и… законности. В этом творческом ералаше нам предписана роль шутов, забавляющих публику несерьёзными плакатиками. И мы, не согласные с навязанной ролью, отправляемся на Третьяковку. Там, вдали от Кремля, ФСО не столь бесится, избавившись от страха перед десятком человек, ненавидящих бедламы, балаганы и барахолки, торгующих бутафорской мишурой и ложью.

P.S. В последнее время читателями моих постов стали, главным образом, «патриоты», комментирующие их языком, проиллюстрировать который для примера я, к сожалению, не могу себе позволить. Друзья перестали меня читать – оно и понятно, много абзацев об одном и том же. Я не в обиде - ведь пишу лишь для того, чтобы избавиться от интеллектуального груза, давящего меня всю жизнь. Вскорости я избавлю вас от себя, а себя от груза. Однако, что радует, появились сотни планетарных друзей – с Украины, Канады, Австралии и прочих земель, то ли эмигрантов, то ли благотворителей. Господа, благодарю вас, но позвольте мне уйти налегке, как я и пришёл.
И еще, что для меня важно. Я всегда со строгостью относился не столько к тому, о чем я пишу, сколько к тому, как я пишу. Увы, строгость удалилась вместе с предметным миром от моих глаз. Я ведь и вас не столько читаю, сколько угадываю. Мне не доступно ни грамматическое, ни стилистическое редактирование самого себя. За это прошу прощения.
место:
Москва
Moscow »
плакат
placard

День единства по-кремлёвски?
Единство с теми, кто мою землю украл?!

Журналист Украины Роман Сущенко за "шпионаж" в Лефортово {pt1510}

За демократическую революцию {pt1305}
For democratic revolution

Наказанием за гражданскую пассивность является власть злодеев.
/Платон/

Осудим Путина, очистим совесть {pt1261}

Уберите безумца от ядерной кнопки
Remove the madman from nuclear button
тема:
Гальперин М.
Mark Galperin

Гиляров К.
Cyril Gilyarov »

Глухин Н.
Nicholas Glukhin

За смену власти
For exchange of authority

Зубец А.
Andrew Zubetz

Казаков А.
Alexander Kazakov

Кирцер М.
Michael Kirtser

Клочков И.
Igor Klochkov

Молчанов Э.Д.
Edward D. Molchanov

Москва против Путина
Moscow against Putin
хронология:
chronology:

Сапронова О.
Olga Sapronova

Сущенко Р.
Roman Sushchenko

Цэльмс К.
Constantine Tselms

Чеканов М.
Maxime Chekanov

Штукатурова Н.
Nina Shtukaturova
посвящённый предмет:
Всесвит
Vsesvit
Рейтинг@Mail.ru