Прогулки оппозиции
The opposition walks
*
история:
1 апреля 2018. Прогулки оппозиции
April 1, 2018. The opposition walks

В воскресенье в Москве 14;00 проводим прогулки единомышленников - прогулки неравнодушных людей.
Мы нацелены на перемены, которые уже давно назрели в обществе.
Присоединяйтесь к нам на Триумфальной площади (приходите заранее в 13:30), мы идём вдоль Тверской улицы до Манежной площади, где проводим открытый микрофон, на котором вы сможете высказать своё мнение.
Приходите, мы уверены, вы найдёте единомышленников.
1 апреля 2018. Прогулки оппозиции
April 1, 2018. The opposition walks facebook.com
1 апреля 2018. Прогулки оппозиции
April 1, 2018. The opposition walks facebook.com
1 апреля 2018. Прогулки оппозиции
April 1, 2018. The opposition walks facebook.com
1 апреля 2018. Прогулки оппозиции
April 1, 2018. The opposition walks facebook.com

Эдуарда Молчанов:
«МЫ требуем!» - слышу и читаю я в фейсбуке, на плакатах пикетчиков, в укромных залах заседаний политических оппозиционеров… Однако все требующие «мы» - это всего лишь отдельные «я» с именами и фамилиями. Я, вот, тоже всю жизнь требую до оскомины в зубах, что привело к их утрате на старости лет. А глухой не внемлет. Коль же услышит, то «мы», обладатель конкретной фамилии, оказывается изолированным «я», побуждая ещё не лишённых голоса требовать их освобождения. «Мы» - это не отдельные «я», а сплочённые «мы» в единое «я» - народ.

Уж, простите за банальный абзац – журналистская привычка предварять репортажи вступлением. Просто я обнаруживаю вокруг партии, движения, группы…, организующие интимные протестные акции «Мы требуем!» от имени «я», выдаваемого за «мы». Попытки же действительно стать «мы» из года в год терпят крах. Почему? На этот вопрос я не стану отвечать, потому что ответ заключён в каждом из нас, и я не стану воспроизводить разноголосый хор ваших ответов – подожду, когда вы споётесь.

Прогулки свободных людей – тоже одна из очередных попыток вывести людей на улицы, где они могли бы общаться лицом к лицу, а не заочно в фейсбуке, увеличиться в количестве и, наконец, объединиться в общем деле. В каком? Время и коллективный разум подскажут. Лиха беда начало.

На первую прогулку пришли 150 человек, в прошедшее воскресенье – двадцать, в основном, пожилые, унаследовавшие ненависть к режиму с советских времён. Остальные провозглашали «Мы требуем!» в фейсбуке, который, по моим наблюдениям, приведшим к убеждению, стал средством разъединения, отделения друг орт друга, создавая иллюзию «мы вместе». Молодёжь, которая плечом к плечу стихийно собирается на Пушкинской площади, готовая действовать, если бы было кому её призвать, отсутствовала. Нам не верят, на нас не полагаются – мы требуем, а они хотят действовать. Их организует не ненависть, а осмысленное неприятие режима, в котором они, молодые, не могут реализовать себя.

Двадцать человек бдительно стерегли омоновцы с эшниками, распределившись кучками по Триумфальной площади. Эшники, по обыкновению, вели съёмку видеокамерами, омоновцы скучали, больше уделяя внимание обнажающимся ножкам раскачивающихся на качелях девиц. И прозевали, когда собравшиеся двинулись на Тверскую. Пришлось догонять, а мне, утратившему способность бегать, гнаться за ними, чтобы суметь заснять их погоню хотя бы в образе ног.

Идти со всеми я уже не могу – возраст, понимаете ли, не столько головы, сколько мышц ног и миокарда. В метро доехал до Манежной площади, чтобы встретить на ней опасно гуляющих в сопровождении ОМОНа и эшников.

Манежная площадь, соседствующая с Красной, вся заставлена полицейскими автобусозаками, какими-то противомайданными скворечниками и кладбищенскими цветами, полиция избирательно проверяет документы у снующего народа. Опасное скопление масс предотвращено дополнительными решётками, образующими хитроумный лабиринт. В общем, царит привычный общественный порядок, который нарушает лишь Вера с Кузбасса, которая стоит в одиночном пикете с требованием восстановить права… и подать в отставку… (она ещё не знает, что сегодня Путин восстановил губернаторские льготы Тулееву, утраченные им вчера). Веру атакует зомбированная баба, проявляя любопытство, сколько ей, Вере, платит ЦРУ за продиктованный ей текст на плакате, и призывает полицию принять незамедлительно меры. Полиция с готовностью откликается на призыв, требует у Веры документы, фотографирует плакат. Вера в свою очередь предлагает полиции представиться. Та ограничивается представлением ей, полиции, документов Веры, оставаясь сама анонимной. Старший запрашивает по мобильнику, «принимать ли меры». Отказывают ему в искренности желания, мол, Кузбасс, свежо воспоминание, не к моменту рвение… Я столь же привычно вступаю в диалог с полицией, мол, 31 статья Конституции, Закон о полиции и прочая конституционная требовательная дребедень. Естественно, я слишком громко произношу монолог, и меня не слышат.

Подошло утраченное поколение протестно прогуливающихся, на этот раз в целостности сохраненных в полном составе обеспечивающими их безопасность омоновцами. Речи «открытым микрофоном» посредством сложенных у рта распахнутых ладоней, чтобы слышали в задних рядах. Конечно, можно было бы свободно купить мегафоны в магазине за углом, но их свободное использование классифицируется путинским законом как незаконная массовая акция и… Расшифруйте многоточие сами – я и так уже много написал, а вы любите читать лишь короткие с претензией на остроумие реплики (к чему и я, глядя на вас, стал прибегать, хотя и не люблю этот жанр) и рассматривать картинки.

Аудиторию, внимающую ораторам, представляли эшники. При попытке их заснять они поворачивались, сколько я ни кружил вокруг них, спинами, демонстрируя функциональную застенчивость. Похоже, они охотились за Марком Гальпериным, с которым мы только что обнимались, поздравляя друг друга с возвращением в строй: он - после восьмимесячного домашнего ареста, я – после полуторамесячного недомогания. После выступления Марк вынужден перейти на кратковременное нелегальное положение. Дело в том, что по решению суда он освобожден с условием не заниматься общественной деятельностью, - в какой ещё юриспруденции вы такое слыхали, - а произносимые им слова вслух, выражающими его отношение к происходящему в стране, могли бы расценить соседствующими рядом с ним эшникамми как общественное проявление с использованием толкового словаря русского языка. Суд подтвердил бы экстремистский злоумысел Марка и надел бы ему кляп на уста на пять лет.

Я часто, копаясь в наследии, обнаруживаю талантливых людей, которые писали о прошлом гораздо лучше, чем я о настоящем, которое стало прошлым. И будет правильнее, если я остановлю себя и закончу публикацию текстом песни Талькова, а вы, прочтя его, прослушаете её в его исполнении.
место:
Москва
Moscow »
плакат
placard
Путин вор

Требую: {pt1498}
- обеспечить защиту прав пострадавшего на производстве в полном объёме, восстановить пенсионное обеспечение по инвалидности;
Подать в отставку:
президенту РФ, правительству, генеральному прокурору РФ, губернатору Кемеровской области и его команде за необеспечение конституционных гарантий, неотъемлемого права каждого на жизнь, социальную защиту, доступ к правосудию и исполнение законов...
предмет с изображением:
видео
video
тема:

Гальперин М.
Mark Galperin

Зубец А.
Andrew Zubetz

Молчанов Э.Д.
Edward D. Molchanov

Москва против Путина
Moscow against Putin
хронология:
chronology:

Олег Николаевич Непеин, главный редактор интернет-газеты "БАЛАШОВСКИЕ РЕАЛИИ"

Пономаренко Н.В.
Natalia V. Ponomarenko »

Прогулки оппозиции
The opposition walks

Валентина Рапота

Сапронова О.
Olga Sapronova

Вячеслав Семилетов

Силич М.М.
Michael M. Silich

Старостина К.
Karen Starostina

Тетеря А.
Alexander Teterya

Бен Франклин

Холодцова И.
Inna Kholodtsova

Черчесов О.
Orest Cherchesov
посвящённый предмет:
Всесвит
Vsesvit
Рейтинг@Mail.ru